Водка «Рыковка» — социализм без белых перчаток

Начавшаяся Первая Мировая война ввергла огромное количество стран в хаос всеобщей бойни, бедствий и невероятных человеческих трагедий. Вполне закономерно, что царское правительство погибающей Российской Империи всяческими мерами боролось за сохранение хоть какой-то адекватности в частях и в тылу. Сухой закон, введенный в стране в августе 1914 года, преследовал именно эту цель. В воюющей и умирающей Империи действительно стали пить меньше.

Пришедшая в результате революции новая власть в лице большевиков понимала всю ответственность сделанного шага их ненавистными предшественниками и неоднократно продлевала всеобщий запрет на питие. Более того, за нарушение закона полагалась полная конфискация имущества и тюремный срок до 5 лет. Время было суровое, так что с нарушителями особо не церемонились.

Но буйным цветом распустилось самогоноварение и прочие кустарные излишества. Оказалось, что гнать самогон и потом втридорога сбывать его благодарным «клиентам» намного доходнее, чем продавать зерно. Выгода составляла до 5-7 раз. Статистика сухая наука, но беспощадная. Увы, но в молодой Советской стране каждое десятое крестьянское хозяйство занималось самогоноварением, 5% урожая пожирал зеленый змей.

Прибыль застилала глаза «производителям», да и трудно было удержаться от соблазна толкнуть 12 бутылок самогона, которые продавались в городе по 2 рубля, по сравнению с 50 копейками в деревне. Навар был невероятный.

Меря по борьбе с подобным самовольством были достаточно жесткие. 3 года с конфискацией имущества и 5 лет поражения в правах — государственный судебный вердикт за продажу самогона. Однако остановить тягу народа к горячительному напитку было невозможно. Ежегодно изымалось до 130 тысяч самогонных аппаратов.

Более того, было подсчитано, что если в среднем на самогонку советский человек тратил 45 рублей в месяц, то на культурные цели почти в 100 (!) раз меньше, всего 48 копеек. «Опиум» для народа (религия) обходилась в ежемесячные 3 рубля. Такое в стране Советов, стране атеистов и истинных борцов за светлое будущее, не могли стерпеть!

По мере улучшения положения на полях братоубийственной гражданской войны и завершения иностранной интервенции, тиски правопорядка стали постепенно ослабляться. Так, в магазинах стало появляться вино и пиво, а 23 августа 1923 года Совнарком (Совет народных комиссаров, прообраз будущего правительства) издал указ о полном возобновлении производства и продажи спиртных напитков всех видов. «Сухой закон» ушел в прошлое.

Раз жесткие меры не давали должного результата, то необходимо было взять этот вопрос под контроль. Что и сделал созданный Центроспирт.

Метод борьбы был выбран самый эффективный — монопольная повсеместная, но контролируемая доступность. Необходимо было выбить козырь у самогоноварителей и тут у государственной машины были все возможности и козыри. Дешевая государственная водка реализовывалась по 1-1.5 рубля. В то время, после рано ушедшего В.И.Ленина, пост председателя правительства занимал Алексей Рыков. Народная молва приписала дешевой водке имя «рыковка».

Отличительной особенностью данного «шедевра» была необычная крепость. Не классические и обоснованные Менделеевым 40°, а 30°. И хотя с момента «рождения» крепкого алкогольного напитка прошло уже почти 60 лет, все же был предложен градусный порог 30°. Да-уж, а ведь Дмитрий Менделеев целую докторскую диссертацию защитил именуемую «О соединении спирта с водою». Не прислушались к отцу «золотого» соотношения и создателя русской водки.

Создал «революционную» рецептуру «рыковки» ученик великого химика и ученого — профессор Кучеров. Для дополнительного «вкуса» в новосозданную водку он добавил уксусную кислоту и пищевую соду. Почему было выбрано именно 30% уже трудно понять, но эксперименты новаторов молодого государства могли породить и такой результат.

В народе даже стали появляться байки и анекдоты, связанные с названием водки и ее крепостью. Мол, эта реализуемая водка совсем не «рыковка», а «полурыковка». А вот настоящая «рыковка», которую пьет сам большой любитель водки Алексей Рыков, все 60°.

Не обошел такое «чудо» младореформаторов и Михаил Булгаков, великолепно отразив мысли и настроения того неспокойного периода в бессмертном «Собачьем сердце». Безусловно, все помнят, кто по оригинальной книге, кто по не менее великолепному фильму, диалог профессора Преображенского и его помощника Борменталя о качестве «рыковки»:

— Бог с вами, голубчик,– отозвался хозяин. – Это спирт. Дарья Петровна сама отлично готовит водку.
— Не скажите, Филипп Филиппович, все утверждают, что очень приличная. Тридцать градусов.
— А водка должна быть в сорок градусов, а не в тридцать, – это, во-первых, – наставительно перебил Филипп Филиппович, – а во-вторых, бог их знает, чего они туда плеснули. Вы можете сказать, что им придёт в голову?
— Всё что угодно,– уверенно молвил тяпнутый.
М. Булгаков «Собачье сердце»

Однако, результат инициативы государственных мужей не заставил себя ждать. По сравнению с 1923 годом, когда доходы бюджета за счет алкоголя наполнялись на 2%, то уже к началу 30-х годов доля выросла в 9(!) раз, до 18%. Да, до царской доли на рубеже веков (30%) было еще далеко, но процесс уже набирал ход!
Похожие записи

Комментарии (0)

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.