Маринованный алкоголик

Борьба с алкогольной зависимостью в молодом Советском государстве велась на системном уровне. Задача общего оздоровления требовала соответствующих мер. Именно поэтому уже более 80 лет назад, 14 ноября 1931 г. в Северной столице — Ленинграде — был открыт первый на территории Страны Советов медвытрезвитель.


Работа велась достаточно масштабно, так что подобные заведения постепенно открывались и в других городах Советского Союза. По расчетам специалистов в небольшом городе, насчитывающим до 200 тысяч населения, должно было быть организовано одно заведение, занимающиеся возвратом любителей крепких спиртных напитков в адекватное состояние. В более крупных городах, соответственно, и медвытрезвителей необходимо больше.

По мере поступления клиентов в заведения отрезвления возникла оригинальная проблема. Выпившие попадали в распоряжение медиков не только в разгоряченном состоянии, но и с недопитыми бутылками. Почему резонно возникал вопрос о том, а что, собственно, делать с излишками. Видимо до того, чтобы просто уничтожить зелье понимание еще не пришло. Иначе как можно пояснить появление специального циркуляра Совета Народных Комиссаров о том, что все недопитое спиртное следует возвращать очнувшимся и пришедшим в порядок клиентам.

Пьянству — бой!

Безусловно, любители погрузиться в алкогольный дурман существовали задолго до появления первой страны Советов. Так, Иван Васильевич Грозный, в присущей ему жесткой манере борьбы с нарушителями, приказывал опускать алкоголиков в бочку со спиртным. Процесс маринования доводил организм несчастного до крайнего состояния, когда мясо уже могло отслаиваться от кости.

После восхождения на царский престол Романовых, в бытность царствования второго представителя династии Алексея Михайловича, отметился его приближенный Фёдор Ртищев. Он впервые стал практиковать сбор валяющихся по улицам пьяниц в специально созданное место.

Реформатор Петр I также не церемонился с хозяевами питейных заведений, спаивавших посетителей. Поэтому кнут частенько гулял по спинам дельцов, наживавшихся на человеческих слабостях. Ну, а если выпитое превышало физические возможности, и напившийся отправлялся в мир иной, то заведение облагалось в пользу семьи умершего крупными штрафами.

Тула стала первым российским городом, который положил начало появлению «приютов для опьяневших». Случилось это осенью 1902 года. Начиналось все довольно скромно, так что штат заведения ограничивался двумя «сотрудниками»: кучером и фельдшером. В обязанности первого входил сбор пьяных тел, валяющихся по городу, а второй помогал, находящимся в забвении клиентам, чем мог.

В качестве лекарства, возвращающего алкоголиков в сознание, выступал знакомый всем огуречный рассол. А чтобы жизнь заиграла новыми красками, заводился граммофон. Увлечение хмельным зельем вполне могло оставить хозяина своей судьбы без штанов. Учитывая суровые зимы, раздетые пропойцы получали зимнюю одежду и обувь. Бесплатность заведения, а также дармовая кормежка были дополнительными акцентами первых «приютов для опьяневших».

Практика получила свое развитие, так что постепенно все крупные города необъятной страны стал создавать такие заведения. Однако, пока это было скорее исключение из правил, так как учитывая количество пьяных в приюты попадало меньшинство. А какова же была судьба большинства, напившихся в дымину?

Как и в современной реальной жизни, все было намного прозаичнее. Мечты о приютах тонули в пьяном угаре, а первого, кого видели заплывшие глаза пьяницы — была злая физиономия полицейского. Можно было проснуться и от побоев, хотя подобное и запрещалось в официальных циркулярах. Протрезвевшего перед отправкой домой надо было обязательно попотчевать «на посошок» капустным рассолом.

В Советском государстве совершенствовалась и работа с гражданами, страдающими алкогольной зависимостью. Все было на серьезном уровне, учитывая организацию, которая занялась решением проблемы. НКВД получило приказ Совнаркома создавать специальные помещение при КПЗ (камерах предварительного заключения).

За нахождение в данных заведениях с провинившихся граждан брали плату, причем в зависимости от социального статуса и должности. Так, крестьяне и рабочие должны были внести сумму в размере 2 рублей. Инженеры, служащие, а также обладатели свободных профессий вкупе с нэпманами должны были раскошелиться уже на 5 рублей.

После реорганизации, созданные медвытрезвители стали подчиняться Народному Комиссариату Здравоохранения (Наркомздрав). Однако контроль со стороны правоохранительных органов остался, более того, спустя 9 лет (1940 год) медвытрезвители полностью перешли в подчинение НКВД.

После ВОВ продолжилось усиление борьбы с пьянством параллельно с контролем деятельности в сфере торговли горячительными напитками. Была запрещена продажа водки на розлив в общепите, правда, в ресторанах спиртное все еще можно было купить свободно.

Но как часто бывает, попытка решения проблемы таким способом породила целый ряд последствий. Народ стал просто таиться и, собираясь группками «на троих», выбирал себе место под выпивку, где попало. Подъезды, дворовые лавочки, кусты и детские площадки — все могло стать «столом» для приема внутрь.

Медвытрезвители были загружены клиентами, у которых голова болела не только от хмеля, но и от появившихся новых проблем с правоохранителями.

Еще больше стала проявляться разница в положении согрешившего. Рядовых граждан могли оштрафовать на сумму, иногда доходящую до 10% зарплаты. Карали лишением целого ряда льгот, например, можно было забыть о годовой премии или не поехать на курорт по льготной путевке. Пьянство могло стать и причиной увеличения времени ожидания бесплатной квартиры.

Не забывал хмельной змей бить и по членам партии. У попавшегося в пьяном виде продвижение по перспективной партийной лестнице вполне могло пойти прахом. Но были и те, кого чаша общественного порицания благополучно миновала.

Так, народных избранников — депутатов — просто сдавали в ведомства по профилю — в областные или районные советы. Военнослужащие сопровождались в военную комендатуру, а милиционеров и особистов принимали свои «конторы». Что примечательно, Героев Советского Союза и Героев Соцтруда сдавали на руки родственникам.

Обратная сторона антиалкогольной компании

Любая попытка решить такую сложную и противоречивую проблему как алкоголизм, да еще без учета всех нюансов, приводит к крайностям. Вот и в горбачевскую эпоху антиалкогольная кампания дала массу побочных эффектов. Объемы выпитого, как и количество посетителей медвытрезвителей, неустанно росло, увеличивалось и число отравлений от употребления суррогата. В одной только столице Советского Союза таковых в 1985 году зафиксировали треть миллиона (300 тыс.) человек. Всего же по Союзу 7,5 миллиона советских граждан узнали впервые или вспомнили уже не первый раз, что такое вытрезвитель.

Стремление поймать выпившего принимало гипертрофированные формы. Специальные медслужбы вполне могли задержать и тех, кто употреблял в пределах нормы и только вышел из ресторана. Или в день зарплаты работники, выходящие из ворот предприятий, также могли лицезреть стражей трезвого порядка. Апогей абсурдности был достигнуть в бытность продажи водки по талонам. Самым активным борцам за трезвость могли выписать премию в виде … талонов на водку.

Беспринципность работников медвытрезвителей тоже перешла все разумные грани. Если бедолага принял «на грудь» запредельную норму и умер в заведении, то работники могли придумать совершенно левую причину, только бы не брать на себя ответственность. Это порождало крайнюю реакцию доведенного до отчаяния общества.

Смерть заводского мастера в вытрезвителе в Муроме в 1961 году привела к штурму полутора тысяч рабочих здания милиции и даже появлению лозунгов «Долой коммунистический режим!».

Не забываются и события в Чимкенте, произошедшие в 1967 году. Молодой водитель погибает в вытрезвителе. Выяснение причин гибели привело к разгрому УВД и даже попытки захвата тюрьмы, где располагался вытрезвитель. Итог бесчинства толпы: убитые и раненые, а также десятки судебных дел и поломанных судеб.
В 2011 году медвытрезвители были выведены их подчинения Министерства Внутренних Дел, в сферу медицины они все же не попали, а были ликвидированы. На текущий момент решение о воздействии на любителей окунуть свой разум в пьяный угар принимают местные власти.

Поэтому в случае угрозы здоровью человека могут определить в медицинское учреждение, а в случае дебоша или прочих противоправных действий — в отделение полиции. Постепенно возрождается идея о восстановлении медвытрезвителей, о чем рассуждают и на региональном уровне. Например, в Челябинске открывается муниципальный Центр временного пребывания лиц, вобравших в себя лишнюю дозу алкоголя. За поведением оступившихся челябинцев и гостей города будут следить сотрудники частного охранного предприятия.

Один из вариантов современного вытрезвителя — учреждение, созданное на условиях партнерства частной структуры и государства. Последнее будет выделять из бюджета ряд преференций тем, кто займется созданием таких заведений.
  • avatar
  • Поделиться
  • 73

Комментарии (0)

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.